Устойчивое развитие России

Устойчивое развитие РоссииУстойчивое развитие России. Перспективы и угрозы.

Знаменательно, что в начале нового века в Министерстве по чрезвычайным ситуациям увидели связь между управлением рисками и устойчивым развитием. Это и хорошо, и плохо.

Хорошо, потому что эта связь есть и она крайне важна для России. Устойчивое развитие — это развитие без разрушительных кризисов и катастроф, влияющих на сценарий развития страны. Это такое развитие, когда детям и внукам мы передаем нашу страну в лучшем состоянии, чем получили ее от отцов и дедов. Поэтому управление риском — важнейшая часть стратегии устойчивого развития. Без одного нет другого. И мне очень приятно, что понимание этого появилось в вашем уважаемом министерстве.

Плохо это потому, что такое понимание возникло только сейчас. Много времени упущено. А времени, как известно, не купишь и не вернешь. У нас в стране до сих пор нет разумной концепции устойчивого развития, как серьезного, научно-обоснованного официального документа, основываясь на котором можно было бы строить стратегию и политику. У нас нет стратегии устойчивого развития, несмотря на многолетние разговоры по этому поводу. Думаю, что в таком положении дел есть доля нашей общей вины.

Имеющаяся концепция устойчивого развития Российской Федерации полностью игнорирует многие ключевые моменты. В ней уделено внимание экологическим вопросам, трудоустройству населения, но игнорируется проблемы защиты от природных и техногенных бедствий и катастроф. Конечно, экология и экономика очень важны. Но гораздо важнее люди. Их жизнь, здоровье и безопасность.

Краткое сожержание материала.

Устойчивое развитие России. Перспективы и угрозы Залиханов М.Ч. Риск и устойчивое развитие Знаменательно, что в начале нового века в Министерстве по чрезвычайным ситуациям увидели связь между управлением рисками и устойчивым развитием. Это и хорошо, и плохо. Хорошо, потому что эта связь есть и она крайне важна для России. Устойчивое развитие — это развитие без разрушительных кризисов и катастроф, влияющих на сценарий развития страны. Это такое развитие, когда детям и внукам мы передаем нашу страну в лучшем состоянии, чем получили ее от отцов и дедов. Поэтому управление риском — важнейшая часть стратегии устойчивого развития. Без одного нет другого. И мне очень приятно, что понимание этого появилось в вашем уважаемом министерстве. Плохо это потому, что такое понимание возникло только сейчас. Много времени упущено. А времени, как известно, не купишь и не вернешь. У нас в стране до сих пор нет разумной концепции устойчивого развития, как серьезного, научно-обоснованного официального документа, основываясь на котором можно было бы строить стратегию и политику. У нас нет стратегии устойчивого развития, несмотря на многолетние разговоры по этому поводу. Думаю, что в таком положении дел есть доля нашей общей вины. Имеющаяся концепция устойчивого развития Российской Федерации полностью игнорирует многие ключевые моменты. В ней уделено внимание экологическим вопросам, трудоустройству населения, но игнорируется проблемы защиты от природных и техногенных бедствий и катастроф. Конечно, экология и экономика очень важны. Но гораздо важнее люди. Их жизнь, здоровье и безопасность. Каждая страна, как советует нам ООН, должна увидеть свои главные проблемы и выработать на этой основе свою концепцию устойчивого развития, свою доктрину и стратегию. Так вот в России, будем надеяться на это, придет время, когда можно будет думать о развитии. Сейчас же надо заботиться об устойчивости, о сохранении основных условий для нормальной жизни. Говоря вашим языком, о ликвидации возникшей чрезвычайной ситуации и о смягчении ее последствий. Что же надо сохранить для нормальной жизни людей, для того чтобы у России был путь в будущее? Прежде всего саму Федерацию. Надо укреплять ее основы, а не расшатывать их. Например, мы видели к чему привела “реструктуризация” “Аэрофлота”. Самолет стал транспортом для богатых. Множество мелких компаний не имеет денег на покупку самолетов и обновление парка. Отечественная авиационная промышленность уже много лет стоит без работы. Но кое-кто при этом без зазрения совести арендует “Боинги”. Думаю, не секрет, что в последние годы многократно сократились перевозки речным транспортом. Железнодорожные билеты подорожали почти втрое. Но ведь это путь к территориальному распаду страны! По-видимому, в адрес вашего министерства на этой конференции прозвучит много похвал и лестных слов. Не умеют у нас без этого. Я бы сегодня отметил, что Ваше министерство, решая свои конкретные задачи, помогает сохранить единство Федерации. Именно с вашей работой люди в Приморье, на Камчатке, в отдаленных уголках страны связывают помощь и поддержку, которые могут прийти из Москвы, из центра. Благодаря вашей активности, многие граждане, живущие на окраинах, чувствуют, что о них не забыли и их не бросили. Спасибо Вам за это. Но, к сожалению, не все действуют так. Когда одни укрепляют наш общий дом, другие его планомерно разрушают. Сейчас планируется реструктуризация РАО ЕЭС. Соответствующие планы подготовлены под руководством господина Чубайса, того Чубайса чья ваучеризация и приватизация, как вы знаете, разрушила промышленность и десятки миллионов России остались без работы. По существу речь идет о приватизации и территориальном разделе этой системообразующей энергокомпании, говоря иными словами, о передаче частным лицам по дешевке “по-чубайсовски” этой жизненно важной для страны отрасли. По существу, речь идет о территориальном разделе системообразующей энергокомпании. Эксперименты гораздо меньшего масштаба обернулись сотнями тысяч мерзнущих людей в Приморье. А если такое произойдет во всей России. По существу, это тысячи аварий, катастроф, запланированных чрезвычайных ситуаций. Здесь наверно, уместно напомнить вам и о законопроекте по ввозу ядерных отходов в Россию. Будь он принят, эти отходы наряду со своими, которых и так некуда девать, принесут много проблем вашему Министерству. Ведь только за последние годы при их перевозке было уже 11 чрезвычайных ситуаций. И было бы полезно, чтобы ваш Центр стратегических иссл
едований или департамент прогноза и предупреждения оценивал, насколько повысит или понизит риск тот или иной законопроект, будь он принят. Тут-то и нужна была бы наука об управлении риском. И о терминологии. На мой взгляд, сочетание “чрезвычайная ситуация” не очень удачно. Оно несет в себе оттенок чего-то неожиданного, редкого, из ряда вон выходящего. Но ведь те ситуации, с которыми вы сталкиваетесь, и которые ликвидируете, стали обычными в нашей сегодняшней реальности. И многие законопроекты, как упомянутый чубайсовский, их предопределяет, планирует. Поэтому, на мой взгляд, правильнее было бы говорить о кризисных ситуациях, включая сюда и рукотворные беды и угрозы. Приведу еще один пример. Ваше министерство не раз спасало людей в “горячих точках”. Ваши сотрудники знают, как трудно развеять предубежденность, подозрительность и желание увидеть злой умысел там, где дело касается чьей-то нераспорядительности или глупо.